Симбиоз технологий в театре нового поколения

Симбиоз технологий в театре нового поколения

Наиболее впечатляющим хитом прошлого сезона на Бродвее считается спектакль «Загадочное ночное убийство собаки», который достиг того, чего ни одно другое театральное представление не смогло сделать до этого: визуально перенести зрителей в сознание главного героя.

В отличие от большинства других театральных постановок в «Загадочном убийстве» практически отсутствуют физически реальные декорации и другие обязательные сценические атрибуты. Вместо этого, почти пустая сцена периодически взрывается многочисленными цифрами и яркими галактиками, которые синхронизированы с мыслями-репликами главного героя. Ключевую роль в создании этого необыкновенного театрально шедевра сыграли проекционные технологии.

Магическая коробка Кристофера

Спектакль «Загадочное ночное убийство собаки» основывается на одноименном детективном романе британского писателя Марка Хэддона, выпущенном в 2003 году. В центре событий — пятнадцатилетний мальчик по имени Кристофер Джон Френсис Бун, страдающий аутизмом, точнее, как считают многие, синдром Аспергера. Мы сознательно использовали этот термин, хотя в 2009 году Марк Хэддон лично опроверг эти домыслы, заявив в своем блоге, что в книге этот синдром не описывается, а сам он не является экспертом по данному вопросу. Однако, ссылка на заболевание до сих пор широко используется общественностью для детального описания главного героя.

В любом случае, у читателя и, впоследствии, театрального зрителя не возникает никаких сомнений, что восприятие окружающего мира у Кристофера Буна значительно отличается от ощущений большинства людей. Он — математический гений и обладает феноменальной фотографической памятью. Но такие вещи, как, к примеру, метафора «глазное яблоко», которую он воспринимает буквально, пугают и раздражают его, как анатомически невозможные. Он не может различать некоторые цвета, а другие воспринимает весьма странным образом: так, он абсолютно уверен, что этот день для него сложится хорошо, если утром по дороге в школу увидит пять красных автомобилей.

Огромную обеспокоенность у Кристофера вызывают сложные и противоречивые в эмоциональном плане ситуации. И больше всего он ненавидит прикосновения. Самое большее, что он может вытерпеть, — это аккуратные поглаживания ладонью от хорошо и давно знакомого человека, которыму он доверяет. Как только любые привычные ему правила нарушаются, он падает на пол и бьется в истерике, как раненное животное.

benhornercurious[1]

В начале повествования Кристофер Бун живет в небольшом городке Суиндон в центральной части Англии. По его словам, его мать умерла некоторое время назад. Однажды Кристофер сталкивается с еще одной смертью, обнаружив в саду мертвое тело соседской собаки по имени Веллингтон с воткнутыми в нее садовыми вилами. Несмотря на свою неспособность общаться с незнакомыми людьми и непереносимость незнакомых ситуаций, мальчик решается расследовать убийство собаки. Таким образом, он знакомится с соседями, которых до этого не знал, хотя и жил с ними на одной улице. И в процессе общения с ними натыкается на некоторый секрет, касающийся его семьи, который заставил его пренебречь чувством безопасности и отправиться в Лондон, чтобы открыть правду, скрытую от него.

Роман Марка Хэддона, написанный как повествование от первого лица (Кристофера), пленяет читателя, прежде всего, удивительной способностью главного героя воспринимать окружающий мир, как он его видит, со странными недостатками восприятия обыденных вещей и поразительно острым умом. Реализовать подобное повествование в театре, где зрители привыкли воспринимать разворачивающиеся на сцене действия с позиции всестороннего наблюдателя, чрезвычайно трудно. Но творческому коллективу Королевского Национального театра в Великобритании (известного как просто Национальный театр), во главе с Марианной Эллиотт (Marianne Elliott), заместителем директора Национального театра, удалось на сцене создать среду, которая красноречиво выражает видение Кристофером окружающего мира, а также визуально воссоздать его реакцию на происходящие с ним события.

Основополагающими элементами для спектакля «Загадочное ночное убийство собаки» стали конструкция сцены и видеопроекции. Сцена для постановки имеет кубическую форму с полом и тремя внутренними стенами, выглядящих как гигантские листы стандартной тетрадной разметки в клеточку, на которых английские школьники решают математические уравнения. Марианна Эллиотт называет ее «магической коробкой», в которой видеопроекции, освещение и звук взаимодействуют, чтобы воссоздать мир глазами Кристофера. Сцена идентифицируется как мозг главного героя, самым детальным образом воссоздавая его реакцию на происходящие вокруг события и имитируя яркие мозговые штурмы, когда окружающего мира становится слишком много для него.

«Представьте себе, что сцена — это мозг Кристофера. В книжке он описывается как машина, — поделилась своими воспоминаниями Марианна Эллиотт. — «И когда мы разрабатывали сцену, мы чувствовали, что она должна выйти похожей на машину, которой бы смогли гордиться Стив Джобс или Марк Цукерберг: действительно великолепной, эффективно работающей машиной. Но когда она выходит из строя, это становится похоже на компьютерный спам. Также мы проработали ситуации, когда Кристофер чувствовал вещи и события, не имея возможности четко сформулировать их суть, и попытались передать эти ощущения в постановке с помощью сцены».

«Мы неделями обсуждали, рисовали, утверждали, отказывались от идеи и начинали все заново. В конце концов, мы остановились на концепции «магической коробки»», — призналась г-жа Эллиотт. — «После этого начались бурные обсуждения о том, что эта магическая коробка будет делать и как. Мы дискутировали о каждой детали: «как показать, что он любит цифры?», «как показать нарушения работы мозга в виде компьютерного спама?» и о многом другом. В конечном итоге, на макете сцены мы детально разобрали каждый эпизод спектакля, кто и где находится, куда двигается, и что в этот момент проецируется».
Основную роль в этом процессе создания завораживающего проекционного эксперимента для театрального повествования от первого лица сыграли сценический дизайнер Банни Кристи (Bunny Christie) и видеодизайнер Финн Росс (Finn Ross).

Волшебство проекций

Книга «Загадочное ночное убийство собаки» является мега популярной в Великобритании. Для многих людей она является любимой. «У каждого существует свое представление, как должны выглядеть декорации для спектакля, чтобы соответствовать их пониманию книги. И казалось, что у нас нет ни единого шанса совместить их все на одной сцене. Для этого нам нужно было оказаться в голове Кристофера, чтобы показать, что там происходит», — поведала Банни Кристи. — «Кроме того, я хотела, чтобы это шоу понравилось молодежи, ведь книга в первую очередь обращена к ним. Я хотела, чтобы они чувствовали себя свободно и весело, как будто они находятся в клубе, а не смотрят на статичные декорации сцены. Я также просмотрела очень много видеоигр; мы всегда хотели отойти от стандартного театрального подхода и использовать в наших постановках современные AV-технологии». Таким образом, появилась идея использовать проекционные технологии вместо стандартных театральных декораций, что развязало руки постановщикам, а также, впоследствии, отправило спектакль на Бродвей и позволило получить премию «Тони» за лучшую постановку 2015 года.

Интересно, что многие из своих идей для реализации в этом спектакле, в том числе большинство используемых в представлении видеопроекций, творческая команда почерпнула из книги. «Поиск дополнительной информации по аутизму у меня не занял много времени и был поверхностным, так как Марк Хэддон четко дал понять, что его книга не предназначена для изучения аутизма. Вместо этого я сосредоточилась на том, что представляет собой Кристофер», — призналась Банни Кристи. — «Работать с книгой было прекрасно, так как она имеет эти замечательные диаграммы. Большинство проекций, сделанных для спектакля Финном Россом, особенно диаграммы улиц, планы и карты, были навеяны или прямо взяты из книги».

Аналогичным образом родилась концепция стен в виде листов в клеточку, описанная в одном из эпизодов книги, в котором Кристофер готовится к экзамену по математике. В обычной обстановке миллиметровая бумага сцены символизировала «безопасное пространство Кристофера», так как подчинялась строгому порядку линий. То же чувствовал главный герой, когда мог контролировать события, происходящие в окружающем его мире. Но в других случаях, когда происходящие вокруг изменения привычного порядка вещей заставляли его думать или чувствовать, в дело вступали проекции и музыка, а также световые и звуковые эффекты. Особенно насыщено визуальными спецэффектами пространство сцены во время мозговых штурмов и психологических срывов, призванное передать зрителям аналогичное ощущение опасности и напряженной безысходности.

Действительно, Финн Росс широко использует проекторы для создания каскада образов, символизирующих умственную и эмоциональную работу мозга Кристофера. Изображения также широко используются и для иллюстраций его мнимых и реальных путешествий. Так, мы можем увидеть план улицы, с проецируемыми очертаниями домов на все три стены. Когда Кристофер расследует убийство собаки, «в его голове» появляются образы соседей и карта пути к их дому. При поездке на поезде в Лондон, мы можем наблюдать железнодорожные рельсы, а сам поезд обозначается как серия окон, через которые виднеется проплывающий мимо пейзаж или проносящиеся окна другого поезда.

Мы также видим карты поездов, идущих в Лондон, и лондонского метро, а также иллюстрации района Уиллесден на северо-западе Лондона, где по сценарию побывал главный герой. И когда целостность сознания Кристофера, ошеломленного сенсорной перегрузкой Лондона или прикосновением незнакомца, разваливается, дождь из цифр и букв застилает стены. Это сигнал глубокого стресса. Этот визуальный образ выбран не случайно, так как Кристофер успокаивает себя путем проведения математических вычислений в уме.

Контролируемые эффекты 3D-частиц

«Пол и три стены образуют игровую площадку Кристофера, поскольку вся история происходит с его точки зрения. А многое в его сознании вращается вокруг математики», — поведал Финн Росс. В созданной им визуальной сценографии он воспользовался элегантным, своеобразным подходом к работе с простыми числами, обратив их кажущуюся на первый взгляд непредсказуемую природу в четко организованные последовательности отдельных графических эффектов. Видеодизайнер разбил мир Кристофера на проецируемые 3D-частицы, которые визуально формируют для зрителей его мысли. С помощью гибкой программной системы генерации частиц в трехмерном пространстве Trapcode Particular производства компании Red Giant он создал и контролировал отдельные эффекты 3D-частиц, которые появлялись и двигались по сцене в виде световых проекций простых чисел.

«Для театральных и живых выступлений мы всегда пытаемся создать иллюзию того, что плоские поверхности имеют глубину», — объяснил Финн Росс. — «Мы стараемся имитировать процесс прохождения света через плотное вещество визуальных частиц, и для «Загадочного убийства» этот опыт оказался особенно полезен, так как в определенные моменты казалось, что мы действительно нажимаем на сцену до тех пор, пока пол не переставал казаться полом».

Именно по этой причине Финн Росс заинтересовался программными системами генерации 3D-частиц, когда он впервые занялся сценическим видеодизайном. Он обнаружил, что они помогают создать впечатление пространственного объема на плоской сцене, а, с помощью Trapcode Particular, добиться эффекта полной трансформации возможно в течение нескольких секунд. В своей студии он так долго и часто пользовался этим плагином, что для него он стал казаться неотъемлемой частью рабочего процесса с программным инструментарием After Effects. И еще до того, как приступить к работе, он точно знал, что будет использовать его для спектакля «Загадочное ночное убийство собаки».

Theater-Curious Incident of the Dog

«Плагин Trapcode Particular казался особенно важным инструментом для использования на этом производстве, так как он позволил бы предоставить ощущения полной, сенсорной перегрузки математического сознания, являющейся центральной идеей этой истории», — отметил видеодизайнер данного театрального проекта. — «С его помощью вы можете контролировать появление и распространение трехмерных частиц очень точно».

4K Холст

Холст видеодизайнера для «Загадочного убийства» (общий размер проецируемого изображения на поверхность сцены во всех плоскостях) был немногим более 4K, что превышает предел комфортности для нормальной работы дизайнера на большинстве ПК. Более того, количество пиксельных вычислений значительно возрастало, когда требовалось увеличить плотность частиц для достижения правдоподобности проецирования определенных эффектов бурной умственной или эмоциональной реакций Кристофера.

«Мы использовали исключительно высокие пиксельные вычисления, где количество частиц превышало их максимальное количество, с которым единая система может справиться за секунду времени. А это значит, что для осуществления рендера видео нам пришлось разбивать все на блоки и слоя», — признался Финн Росс. — «В какое-то время на сцене одновременно присутствует 80 000 частиц, траектории и скорость движения которых нам необходимо было просчитать. Однако, с визуализацией проецируемого видеоизображения у нас не возникло существенных проблем, так как наш программный инструментарий по-прежнему позволял контролировать частицы по отдельности».

В процессе раскрытия сюжета «Загадочного убийства» мир Кристофера становится все более и более хаотичным, когда он решается покинуть знакомое безопасное пространство и отправиться в неизвестность. В первом акте шоу он становится одержимым в попытках разгадать тайну, кто убил собаку соседа, но в процессе расследования он столкнулся с чем-то, что все в его жизни поменяло, и он в это поверил. «Именно в этот момент происходит мощный выброс белого шума и цифр, которые воронкой начинают все быстрее вертеться вокруг него, превращаясь в какой-то момент в сплошную текущую массу».

Рендеринг стал для видеодизайнера еще одним испытанием. Поскольку системы частиц опираются на огромное количество данных, то процесс отображения конечного эффекта может занять несколько часов или даже дней. Для того, чтобы ускорить этот процесс, Финн Росс большую часть работы по обработке частиц, таких, как расчет скорости, траектории движения и наложение теней произвел отдельно. И только на финальном этапе расчетов он включил полученные данные в общие вычисления. Такой подход позволил ему быстро работать даже с очень большим разрешение — таким как 4K.

Также видеодизайнеру пришлось столкнуться с несколькими проблемами, которые потребовали от него решений на лету. «У нас в спектакле есть одна сцена, где главный герой парит по кругу в состоянии невесомости в космическом пространстве», — поделился Финн Росс. — «Изначально мы планировали, что свой полет он совершит через проекцию космической туманности. Но на сцене мы обнаружили, что сделали ее слишком яркой, и туманность слишком выделялась. Что нам нужно было на самом деле, то это массивное, плотное звездное небо, чтобы главный герой смог пролететь через него. И я около часа возился с исправлением этой проблемы во время нашей сценической репетиции. Хочу отметить, что с тем программным инструментарием, который был в нашем распоряжении, эта работа не была для нас сложной, так как нам достаточно было просто вставить нечто подобное и совместить с остальным контентом. Единожды внесенные правки — и усовершенствованная концепция готова к использованию».

Проекционный 3D видео-мэппинг

Для того, чтобы создаваемые видеопроекции в точности соответствовали играемой актерами истории, Финн Росс провел долгое время над проведением экспериментов, в частности, он выработал последовательности частиц, которые наиболее точно у зрителей ассоциируются с вычислением сложной задачи или эмоциональном срывом. Ему также приходилось учитывать движения актеров по сцене. Лучшим способом выполнить это была видео проекция на сцену, выглядящая как крупная сетка. Впоследствии этот визуальный продукт был внедрен в окончательный релиз сцены.

123

Технология проекционного 3D видео-мэппинга обеспечивает визуальное соответствие проецируемого изображения с поверхностью путем предварительного создания карты предполагаемой поверхности для наложения проекций, а затем проецирования контента, соответствующего и выровненного относительное поверхности, на которую происходит наложение проекций, согласно составленной ранее карты. Следовательно, использование этой технологии позволило видеодизайнеру точно знать, где каждый пиксель касается земли, и, таким образом, он смог создавать реалистичные эффекты, связанными с события на сцене, к примеру, падением актера в истерике на землю с соответственной «бурной» реакцией проекторов.

Апогеем сотрудничества между Банни Кристи и Финном Россом стали сцены в Лондоне. Проекционные иллюзии расписаний поездов и различных вывесок превращают железнодорожную станцию Паддингтон в ночной кошмар, дезориентируя Кристофера большим количеством информации, которую он не в состоянии постичь. Одним из самых впечатляющих визуальных эффектов стал спуск на эскалаторе к станции метро. В этот момент стены сцены надвигаются на зрителей. Актер Алекс Шарп (Alex Sharp), который играет Кристофера, серией шагов имитирует движение вниз сквозь надвигающиеся стены. Эти шаги обрамляются проекциями, которые демонстрируют интерьерную механику эскалатора, например, ряд рекламных объявлений, проплывающих мимо при спуске. Это прекрасный проекционный 3D-эффект, который демонстрирует абсолютную неизвестность (для Кристофера) этого окружения.

«Это было просто замечательно, что, когда сюжет спектакля переносит нас в западную часть Лондона, у нас появляются другие поверхности для игры актеров», — поделилась своими впечатлениями Банни Кристи. — «Я помню, как пришла с идеей надвигающихся стен и спускающегося вниз по лестнице Кристофера. Я ожидала, что мне скажут, что я сошла с ума. Но мне не сказали. Мы взялись за эту идею и смогли ее реализовать». Интересно, что Финн Росс утверждает, что проекционный 3D видео-мэппинг в этом эпизоде «является довольно точным отражением отношения многих лондонцев к поездкам в метро».
Из-за формата сцены случалось, что некоторые частицы не хотели вести себя так, как запланировал Финн Росс, и ему приходилось опять использовать программный инструментарий, чтобы внести критически важные изменения. Например, если необходимо было, чтобы в пределах заданных параметров некоторые частицы двигались быстрее, в то время как другие — медленнее или вовсе остановились, он их контролировал по отдельности.

«Созданные наборы визуальных декораций существуют как анимационные данные в After Effects, где сцена представлена как раскрытая коробка», — отметил Финн Росс. — «Я понимаю, что некоторые частицы не смогут добраться до задней стенки достаточно быстро, потому что их траектория движения дольше, и, соответственно, они нуждаются в ускорении, чтобы достичь своей поверхности в тот же момент, когда другие частицы доберутся до боковой стенки. Но, поскольку в используемом мной инструментарии есть регулятор для скорости и вектора движения, я могу слегка ускорить некоторые пиксельные вычисления, в то время как весь остальной сделанный мной видеодизайн будет продолжать выглядеть точно также».

Девять проекторов

Финн Росс с самого начала был твердо убежден, что для этого спектакля он хочет использовать проекторы, а не светодиодные видеопанели. «Как по мне, светодиодные экраны не являются настолько тонкими и эффективными в использовании, как нам было нужно в этой театральной постановке. Кроме того, мир Кристофера черный и белый, возможно, еще с несколькими оттенками цвета. Проекторы предоставляют вам нечто более гибкое и волшебное, с пониженными энергозатратами и меньшим весом.

Для того, что спроецировать большие объемы частиц, для передачи мыслей, эмоций, а также многих других моментов, красочно иллюстрирующих восприятие Кристофером окружающего его мира, Финн Росс использовал четыре различных видеофайла, которые проецировались на сцену с помощью девяти проекторов Panasonic PTD 12K, позволивших покрыть единым изображением и контролировать каждый сантиметр сцены. Файлы были загружены на два медиасервера Catalyst, программное обеспечение которых позволяет распределять видео среди проекторов без какой-либо потери качества изображения. Медиасерверы, в свою очередь, были подключены к пульту управления светом Eos Titanium Console (или просто Eos Ti). При этом видеодизайнер по-прежнему способен контролировать процесс наложения проекций через свой ноутбук, готовый к тому моменту, когда режиссер сцены со своего светового пульта даст сигнал к началу спектакля.

Благодаря проекционным технологиям спектакль «Загадочное ночное убийство собаки» выиграл семь наград Премии Лоуренса Оливье (британская премия, присуждаемая Театральным сообществом Лондона в качестве признания профессиональных достижений в сфере театра) и пять наград Премии «Тони» (популярная американская премия, ежегодно присуждаемой за достижения в области американского театра; полное официальное название премии — «Antoinette Perry Award for Excellence in Theatre»; считается театральным эквивалентом кинематографического «Оскара», музыкальной «Грэмми» и телевизионной «Эмми»), став самой успешной театральной постановкой в мире в 2015 году.

https://www.youtube.com/watch?v=dQceGdh7kVs&ebc=ANyPxKphU-3BnTJ6YfFShg8HI-fBUKpP0Bq69fDpsONqwYJZTollCV5LX0AN-reN9sOtiOQTdIk6DZ_RSH1hY_Opp9V-LKPKqg

Источник: Projector Mapping Central

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий